Карта сайта
Соцреализм - условный жанр советского искусства. Художники, поэты, скульпторы, писатели, драматурги.

Сюрреалистический шик




В обычной жизни Гала всегда была одета очень дорого и изысканно - разумеется, после того, как у них с Дали появились деньги. Вначале она предпочитала одеваться у Шанель - с мадемуазель Коко пара была знакома лично, а в самом начале Второй мировой войны, пока фашисты не захватили Францию, они все вместе весело проводили время в Жиронде. Отношения между Коко Шанель и Сальвадором Дали были самые дружеские: каждый из них восхищался талантом другого, а Гала успешно пожинала плоды этого восхищения. Позже, в 1960-е годы, она стала одеваться только в модели, придуманные самим Дали. Их воплощала в жизнь авангардистский модельер Эльза Скиапарелли, которую та же Коко Шанель пренебрежительно звала «художницей, рисующей на ткани» - дружбы между конкурентками не было, но чета Дали не задумывалась о таких мелочах, когда речь шла о выгоде. Дали придумал множество оригинальных моделей, которые воплотила Эльза, а носила Гала: шляпку-чернильницу, шляпку-туфлю (в память о том, как он сам носил туфельку Гала на голове), сумочку в виде телефона .

Дали также любил привлечь внимание публики своей вызывающей манерой одеваться. Вот как он делал это еще до знакомства с Гала: «У себя в комнате я всегда ходил нагишом, но если надо было отправиться в селение, я целый час приводил себя в порядок, нафабривал волосы и брился с маниакальной тщательностью. Я носил безукоризненно белые брюки, фантастические сандалеты, шелковые рубашки, колье из фальшивого жемчуга и браслет на запястье. По вечерам я надевал расписанные мною шелковые рубашки с очень открытым воротом и пышными рукавами, что делало меня похожим на женщину». Сразу же после знакомства и первых минут беседы Гала призналась Дали, что удивлена его стройными рассуждениями, поскольку первое впечатление, сложившееся под влиянием одежды, было совсем не в его пользу: «Поначалу она приняла меня за противного и невыносимого типа из-за моих лакированных волос, которые придавали мне вид профессионального танцора аргентинского танго».

 

После этого Гала полностью взяла на себя заботу о гардеробе Дали, как и обо всем остальном в его жизни. Единственный раз, когда ее не оказалось рядом, чуть было не закончился трагически: в тот день Дали должен был читать лекцию о «погружении в глубины бессознательного» и для большей наглядности оделся в скафандр водолаза. Тяжелые башмаки мешали ему переставлять ноги, и путь от двери к кафедре занял гораздо больше времени, чем можно было рассчитывать. Добравшись, наконец, до трибуны, Дали начал говорить и обнаружил, что через шлем его совершенно не слышно, и вдобавок ко всему начал задыхаться, поскольку систему вентиляции забыли включить. Друзья начали срывать с него шлем, долбить по нему молотком... Дали чуть не погиб, а публика, привыкшая ко всему необычному, была в восторге от очередного перформан-са мастера.