Карта сайта
Соцреализм - условный жанр советского искусства. Художники, поэты, скульпторы, писатели, драматурги.

Роль Гала в творчестве Дали




Современники считали, что боги тут не при чем: колдовская сила заключена в самой «худой славянке с пламенными глазами». Один из журналистов пишет, что она была «одержима какой-то невероятной силой (силой зла?); было что-то колдовское в ней, в молодой и очаровательной колдунье». Ему вторит французский книгоиздатель и коллекционер живописи Пьер Аржилле: «Эта женщина обладала необычайной притягательностью. Дали непрестанно ее рисовал. Честно говоря, она была не так уж и молода для натурщицы, но художники, сами знаете, народ непростой. Коль скоро она его вдохновляла...».

Это еще довольно мягкое свидетельство. Другие журналисты и вовсе не стеснялись в выражениях: «Женщина - воплощение зла», «алчная валькирия», «хищница» - так они называли жену художника. Со стороны, может быть, и возникало такое впечатление, но более близкие друзья пары понимали настоящую роль Гала в семейной жизни: «Гала дисциплинирует Дали, вдохновляет и организует их быт» (Робер Дешарн); «Она считала каждый сантим и всегда разыскивала самые дешевые продукты» (Гастон Бержери). Сила воздействия этой женщины была столь велика, что ей удалось создать видимость «обворожительных манер» Дали, известного своим скандальным и шокирующим поведением: «Супружеская чета умела ладить со всеми на свете. У Дали были обворожительные манеры, он был прекрасно воспитан, Гала тоже. Без нее он, может быть, и позволял бы себе какие-нибудь выходки, но она понимала значимость встреч, цену человеческих отношений и всячески их поддерживала. За взаимоотношения с внешним миром отвечала Гала» (Гастон Бержери).

Художница Леонор Фини, которая близко общалась со знаменитой четой, тоже считала главным достоинством Гала умение наладить повседневную жизнь. При этом убийственная практичность хозяйки даже немного шокировала художницу: она вспоминает, как Гала взяла к себе маленького кролика, сама его кормила, растила и ласкала, а потом хладнокровно зарезала и подала на обед. Но в целом Гала производит скорее приятное впечатление: «Очень живая, умная, осведомленная, но не умствующая, практичная, быстрая, всегда готовая рассмеяться». Важный штрих к портрету: «Ее крепко сжатый с тонкими губами рот широко раскрывался, когда она насмешливо хохотала или, что бывало реже, смеялась от радости».Действительно, легче представить себе эту даму хохочущей, чем с нежной улыбкой на устах. Об эмоциональной неустойчивости Гала вспоминает и Роберт Дешарн: «Вопреки отзывам, которые можно услышать от самых разных людей, Гала вовсе не была закрытым и неискренним человеком, она была русской, одновременно суровой и обаятельной, с непредсказуемыми перепадами настроения».

И наконец, остроумное свидетельство Джона Ричардсона, директора художественной галереи, который непосредственно общался с Гала как с главным агентом Дали и неоднократно имел возможность лично убедиться в ее деловых качествах: «В артистическом мире существует непреложная аксиома: творец представляется свободной личностью, человеком не от мира сего, зато жена у него практична донельзя, настоящий черт в юбке. Но Гала в самом деле была чертовкой. Она могла вас поколотить, если не получала того, чего хотела. А хотела она, как мне кажется, власти, денег и роскоши».В самом деле, какой недюжинной силой характера надо было обладать, чтобы заставить окружающих исполнять все свои желания, да еще создавать у них впечатление, что они сами этого хотят! Только после расставания со своей первой женой Поль Элюар осознал, какое сильное влияние она постоянно на него оказывала: «Я слишком долго люблю тебя, Гала, слишком долго прожил с тобой и слишком долго - вполне возможно, ты думаешь иначе -подчинял всё твоим желаниям, твоим мечтам, твоей натуре».