Карта сайта
Соцреализм - условный жанр советского искусства. Художники, поэты, скульпторы, писатели, драматурги.

Министр культуры Екатерина Алексеевна Фурцева




Екатерина Алексеевна Фурцева была из тех политиков, которые старались сделать для своей страны и народа как можно больше. Она умела рисковать, когда того требовали обстоятельства. Ее назначение Марк Шагал, получив от Екатерины Алексеевны приглашение, согласился приехать в Советский Союз. Он передал 75 своих литографий Пушкинскому музею.

Певица Мария Каллас называла Фурцеву близкой подругой. В Екатерину Алексеевну был влюблен Антонио Гирингелли, директор театра «La Scala». Благодаря последнему обстоятельству советские певцы получили возможность проходить стажировку на известной мировой сцене. Интересно, что референт Антонио Гирингелли, Людмила Лонго, даже написала Фурцевой письмо следующего содержания: «Уважаемая Екатерина Алексеевна! Доктор Гирингелли попросил меня быть посредником между ним и Вами. Он давно мечтал заказать Ваш портрет. Он собирал Ваши фотографии и поручал различным художникам написать по ним портрет. И всё ему не нравилось. Только теперь, как ему кажется, что-то получилось. Он хотел бы поднести этот портрет Вам по случаю приезда Скалы в Москву, в память о многолетнем сотрудничестве, о дружеских отношениях и о той любви и симпатии, которую он всегда испытывал к Вам. Но очень боится, как бы Вы на него не рассердились за смелость, и поэтому поручил мне попытаться выяснить Ваше отношение...».30 апреля 1971 года первые зрители посетили цирк на проспекте Вернадского - еще одно «детище» Фурцевой. В том же году был открыт построенный по ее инициативе Государственный центральный концертный зал «Россия».Одной из последних заслуг Екатерины Алексеевны стало открытие в 1973 году нового здания МХАТ на Тверском бульваре. Тогда она еще не знала, что вскоре здесь ее будут провожать в последний путь. Масштаб проведенных Фурцевой изменений, мероприятий и программ сложно оценить даже спустя десятилетия, настолько огромным был ее вклад в культурное развитие нашей страны.

Еще находясь на посту первого секретаря Московского горкома КПСС, Екатерина Алексеевна начала преображение столицы. Москвичам ее правление запомнилось масштабным строительством. Столица стала чистой, ухоженной, такой, каким и должно быть сердце крупнейшего в мире государства. В 1954 году под контролем Екатерины Алексеевны на Тверской площади был установлен памятник Юрию Долгорукому. Она стала инициатором строительства спортивного комплекса в Лужниках.Этот проект Фурцева контролировала лично. Строители узнавали Екатерину Алексеевну, которая на каблучках, в строгом наряде нередко появлялась среди цемента и стройматериалов. Вскоре после открытия стадиона была построена и станция метро «Спортивная».В 1950-е годы Екатерина Алексеевна вместе с маршалом Жуковым участвовала в разработке проекта мемориала у Поклонной горы.Последним крупномасштабным мероприятием Фурцевой в качестве хозяйки столицы стало проведение в 1957 году VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Пожалуй,это явилось одним из самых ярких событий периода «оттепели». Праздник, который в период «железного занавеса» и представить себе было невозможно, отмечали с поразительным размахом; он надолго запомнился его участникам. Впервые за много лет в Москву приехало огромное количество иностранцев.

В 1958 году Фурцевой удалось добиться проведения Международного конкурса имени П. И. Чайковского. И это тоже была большая победа. Первое место на нем получил американец Ван Клиберн. В то время иностранцу, тем более жителю США, побеждать в столице Советского Союза не полагалось, однако благодаря стараниям Екатерины Фурцевой и Эмиля Гилельса премию вручили тому, кто ее заслужил. Екатерина Алексеевна отлично понимала, что независимость оценок в международном мероприятии положительно отразится на престиже конкурса и всей страны.С 1959 года возобновилось проведение Московского международного кинофестиваля. В тот год первый приз вручили Федерико Феллини за фильм «8 Vi». В 1969 году состоялся Международный конкурс артистов балета. Первым председателем жюри стала Галина Уланова.

В 1960 году в составе правительственной делегации Екатерина Фурцева вместе с Ф. Р. Козловым и К. Е. Ворошиловым облетела Непал и Индию. Познакомившись с творчеством Святослава Рериха на выставке его работ, Фурцева по достоинству оценила талант мастера и пригласила его в СССР для проведения выставки. Стараниями министра культуры в СССР было возвращено наследие Рерихов, а также наследие портретиста Савелия Сорина.12 апреля 1961 года состоялся космический полет Юрия Гагарина. Газеты всего мира писали о Советском Союзе и его достижениях. На фоне невероятного всплеска популярности СССР Екатерина Фурцева приехала на Каннский кинофестиваль с режиссером картины «Повесть пламенных лет» Юлией Солнцевой. Успех картине был обеспечен: Юлия Солнцева получила приз «За лучшую режиссуру».Десятки тысяч работников культуры и искусства Фурцева считала своей «командой», а они почтительно называли ее «Екатериной Великой».

Благодаря Екатерине Алексеевне сделались возможными зарубежные гастроли наших артистов и наоборот. Постепенно это стало обычным делом. Однако сколько труда стоило ей организовать свободу передвижения отечественных и иностранных знаменитостей!.. Так, Советский Союз познакомился с творчеством оркестра Бенни Гудмена, а на Западе побывал знаменитый ансамбль Игоря Моисеева. Стараниями Фурцевой состоялись гастроли Большого театра в США. Артисты МХАТа выступали в Англии, Болгарии, Польше, Франции, Австрии, США, Японии и других странах.Зрители в СССР узнали, что такое французское и итальянское кино. Москвичи познакомились с творчеством миланского театра «La Scala», чья труппа давала выступления в Большом. «Занавес» приоткрылся, и культурные потоки начали двигаться в обе стороны.

В руках Екатерины Алексеевны сосредоточилась не только большая власть, но и огромная ответственность. В те времена любое решение, даже самое незначительное, могло обернуться крахом карьеры. Малейшее отклонение от общепринятых правил и табу воспринималось как отступление от генеральной линии. Политические правила того времени диктовали министру культуры свои условия, и Фурцева была вынуждена многое запрещать, так как отвечать за неугодные спектакли и книги пришлось бы ей.Однако Екатерина Алексеевна могла и шла наперекор цензуре, взвалив на себя тяжкий груз ответственности. Руководствовалась она и личными симпатиями. Так, например, Олег Ефремов, будучи главным режиссером театра «Современник», к пятидесятилетию Октябрьской революции поставил пьесу М.Ф. Шатрова «Большевики». Цензура постановку запретила, но Фурцева разрешила спектакль. Полгода «Большевики» шли на сцене - без одобрения цензуры, но с огромным успехом у зрителя.Своими зарубежными связями Фурцева была обязана знакомству с Надеждой Леже, вдовой художника Фернана Леже. Та познакомила Екатерину Алексеевну со многими представителями французской интеллигенции: Луи Арагоном, Морисом Торезом, Пабло Пикассо. Французская земля, с ее музеями и богатейшим культурным наследием, очень понравилась новому министру. Дочь, Светлана Фурцева, писала: «Ее впечатления нельзя ни с чем сравнить. Она влюбилась во Францию и смеялась, что просто не может отступить от русской традиции - поклоняться всему французскому. Надя подсказала ей, где одеваться. У мамы теперь появились вещи от Ланвена, да и духи "Арпеж" очень ей подходят».

Фурцева умело использовала личные связи для блага всей страны. Так, она дружила с ценителем искусства, американским коллекционером Армандом Хаммером. Однажды министр культуры СССР пожаловалась ему: «У нас сорок два Рембрандта и ни одного Гойи». В 1972 году в Государственном музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина состоялась выставка картин американской и западноевропейской живописи и рисунка из собрания Арманда Хаммера. На этой выставке был представлен один из шедевров Франсиско Гойи - картина «Портрет актрисы Антонии Сарате», которую Хаммер передал в дар ленинградскому Эрмитажу.Умела Екатерина Алексеевна и пойти на риск. Только благодаря ей Москва увидела загадочный лик «Моны Лизы». Знаменитая картина Леонардо да Винчи пробыла в столице целую неделю. Мало кто знал, что за этим стояла кропотливая работа министра культуры. Фурцевой удалось договориться с французским послом, чтобы бесценную работу задержали на пути из Японии в Париж. Для картины была сделана специальная кабина-витрина. Около Пушкинского музея толпы людей сутками ждали встречи с шедевром мировой живописи. В среднем за день картину осматривало по 4600 человек. Разумеется, это был огромный риск, но оно того стоило. Директор музея имени Пушкина, Ирина Александровна Антонова, вспоминала о работе с Фурцевой: «У нее была страсть к масштабным проектам. Вывезти шедевры Эрмитажа, Третьяковки, Русского и Пушкинского музеев в Японию без страховки, под личную ответственность - она умела рисковать...». Благодаря Екатерине Алексеевне в Японии прошли выставки Третьяковской галереи и ГМИИ им. А.С. Пушкина.

Екатерина Алексеевна часто помогала деятелям культуры. Так, например, ей удалось добиться разрешения на выезд Святослава Рихтера в Германию, на похороны матери. Благодаря ее записке Суслову был построен Театр на Таганке. Министру культуры удалось добыть дефицитные лекарства для сына известного скульптора Льва Кербеля, а Юрий Любимов обязан Фурцевой своей квартирой...По воспоминаниям Светланы Фурцевой, в их доме хранилась запрещенная в те годы книга Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». Екатерина Алексеевна даже разрешила Светлане ее прочитать, хотя понимала, что неугодное издание обязательно окажется в руках однокурсников дочери. Однако когда Ростропович приютил Солженицына у себя на даче, Фурцева часто пеняла на это музыканту. На что Ростропович отшучивался: «Не всякий может похвастаться, что у него в дворниках лауреат Нобелевской премии!».Высоко ценили Екатерину Алексеевну и за границей - возможно, даже больше, чем дома. Королева Дании Маргрете как-то заметила, что хотела бы сделать для своей страны столько же, сколько Фурцева сделала для своей. В кабинете Екатерины Алексеевны на столе стоял портрет бельгийской королевы Елизаветы с надписью: «Екатерине от Елизаветы». Ходили даже слухи, что, полчаса пообщавшись с Екатериной Алексеевной, королева сказала: «Екатерина, не зовите меня "Ваше Высочество", зовите просто "товарищ Елизавета"».Марк Шагал, получив от Екатерины Алексеевны приглашение, согласился приехать в Советский Союз. Он передал 75 своих литографий Пушкинскому музею.

Певица Мария Каллас называла Фурцеву близкой подругой. В Екатерину Алексеевну был влюблен Антонио Гирингелли, директор театра «La Scala». Благодаря последнему обстоятельству советские певцы получили возможность проходить стажировку на известной мировой сцене. Интересно, что референт Антонио Гирингелли, Людмила Лонго, даже написала Фурцевой письмо следующего содержания: «Уважаемая Екатерина Алексеевна! Доктор Гирингелли попросил меня быть посредником между ним и Вами. Он давно мечтал заказать Ваш портрет. Он собирал Ваши фотографии и поручал различным художникам написать по ним портрет. И всё ему не нравилось. Только теперь, как ему кажется, что-то получилось. Он хотел бы поднести этот портрет Вам по случаю приезда Скалы в Москву, в память о многолетнем сотрудничестве, о дружеских отношениях и о той любви и симпатии, которую он всегда испытывал к Вам. Но очень боится, как бы Вы на него не рассердились за смелость, и поэтому поручил мне попытаться выяснить Ваше отношение...».30 апреля 1971 года первые зрители посетили цирк на проспекте Вернадского - еще одно «детище» Фурцевой. В том же году был открыт построенный по ее инициативе Государственный центральный концертный зал «Россия».Одной из последних заслуг Екатерины Алексеевны стало открытие в 1973 году нового здания МХАТ на Тверском бульваре. Тогда она еще не знала, что вскоре здесь ее будут провожать в последний путь...