Карта сайта
Соцреализм - условный жанр советского искусства. Художники, поэты, скульпторы, писатели, драматурги.

История советской песни




В эстрадной песне, пожалуй, острее, чем в других музыкальных жанрах, ощущается динамика времени. Изменение людских надежд и чаяний, как в зеркале, отражается в содержании популярных текстов и музыке. За это публика и любит эстраду: последняя следует радостям и горестям современников, становится неравнодушным участником судьбы поколения. Большинство эстрадных песен недолговечно - с уходом своего слушателя они переходят в категорию «ретро», сохраняя, однако, ценность исторического свидетельства. От бесстрастных документов их отличает душа, вложенная авторами и исполнителями в свое детище, - именно поэтому лучшие из эстрадных песен переживают свое время.


Театральная и музыкальная жизнь Харькова была очень насыщенной и, казалось, сохранила прочную связь с классической школой, однако ветры перемен ощущались и здесь. В пору революции Клава была еще девочкой, но ее юность уже проходила под музыку новой эпохи. В жизнь поколения стали входить революционные песни: на митингах исполняли «Красную Армию» и «По долинам и по взгорьям»; во время государственных праздников на улицах звучали бодрые аккорды «Авиамарша». Мажорное настроение и простая мелодика делали эту музыку массовой: молодежь, увлеченная оптимизмом преобразований, с энтузиазмом распевала новые тексты: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью...»История советской песни еще только зарождалась. Современных произведений было мало, консервативная часть зрителей предпочитала привычный эстрадный репертуар, состоявший из дореволюционных романсов и народных песен. Именно на них держались программы звезд «старой» эстрады - Надежды Плевицкой, Лидии Липковской, Наталии Тамара, - на которых формировались музыкальные вкусы Клавдии Шульженко.

В середине двадцатых годов, во времена НЭПа, возникла еще одна, особая репертуарная ниша - произведения, исполняемые в ресторанах и отвечающие невзыскательному вкусу буржуазной публики. Здесь царили романсы городских окраин (обычно «цыганские» или «жестокие») и незатейливые жанровые песенки. Надо ли говорить, что эта страница в истории эстрады советской критикой преследовалась наиболее яростно... Особенно доставалось исполнителям, эмигрировавшим после революции. В качестве примера можно вспомнить оперную певицу Изу Кремер, уехавшую из страны в 1919 году. Ее репертуар, включавший помимо классической музыки «интимные песенки» собственного сочинения, стал своего рода символом декадентской эстрады. Кстати, сравнение с Изой Кремер вызывало у Клавдии Шульженко стойкое раздражение на протяжении всей ее творческой жизни.

На первых концертах Шульженко пела свой любимый «жестокий романс» «Шелковый шнурок» и народные - русские и украинские -песни. Однако она не могла не чувствовать, что новому времени требуются другие произведения. Как начинающая певица Клавдия оказалась в сложной ситуации: новомодные марши не соответствовали ее стилю, а лирическая песня зачастую воспринималась как дореволюционный пережиток, отвлекающий советского гражданина от созидательной общественной деятельности. Выход был только один: попытаться найти собственный репертуар - камерный, но злободневный.