Карта сайта
Соцреализм - условный жанр советского искусства. Художники, поэты, скульпторы, писатели, драматурги.

Гала разбудила в Дали гения




Гала часто упрекали в том, что она польстилась на красивую жизнь и громкое имя гения. Однако следует помнить, что к моменту знакомства со своей музой Дали был всего лишь малоизвестным испанским художником с целым набором странностей и причуд. Гала взялась сделать из него гения, и в этом состоит ее главная заслуга. Разумеется, Дали был талантлив, но чтобы убедить в этом окружающих, потребовалось немало усилий.



Оценив дарование своего возлюбленного, Гала развивает в Дали не только талант художника - по его воспоминаниям, она «с преданным и настойчивым упорством взялась убедить друзей-сюрреалистов, что я способен писать даже философские тексты, содержание которых обгоняло предвидение группы». Так, будучи впервые в Кадакесе и едва познакомившись с Дали, она собрала его отрывочные черновые заметки (которые он сам называет «непонятными»), взяла их с собой в Париж и переписала набело, придав им связную форму. На основе этих заметок Дали издал «поэтический и теоретический сборник» под заголовком «Видимая Женщина» - и это, конечно, тоже была она, муза. «Гала, между прочими делами, должна была сражаться, чтобы мои идеи были хотя бы приняты к сведению самыми расположенными к нам друзьями», - пишет Дали. «Хотя бы приняты к сведению» самыми близкими людьми! Какую же работу надо было проделать, чтобы весь мир проникся этими идеями и поверил в них!


Свою совместную жизнь они начинали в маленькой лачуге в Порт-Льигате, поселке недалеко от Кадакеса, где жил Дали. Денег совсем не было, иногда приходилось чуть ли не голодать - во всяком случае, притчей во языцех стал персик, который влюбленным (тогда они еще не были официально женаты) приходилось делить пополам.Создание подобной скорлупы вокруг Дали обошлось Гала нелегко: ей пришлось взять на себя не только бытовые проблемы, но и все заботы по добыванию денег. Когда они покинули Порт-Льигат и приехали в Париж, Гала каждый день, как на работу, уходила обивать пороги владельцев галерей, меценатов и предпринимателей, убеждая их в таланте Дали, уговаривая приобрести его картины или реализовать его технические проекты, чертежи которых носила с собой. «Ее терпение превышало все границы человеческой выносливости. Она возвращалась вечером осунувшаяся, чуть живая от усталости, - и с теми же рулонами, плодами моего увлечения. Гала наспех обедала и отправлялась на автобусе в новый крестовый поход. Но перед этим крепко целовала меня в губы и говорила: "Мужайся!"».

Сама она вела себя очень мужественно -после «красивой жизни» с Элюаром, театров, ресторанов и шикарных магазинов Гала начала сама шить себе платья, покупать на рынке дешевые продукты и готовить из них нехитрую еду. «Гала - единственный человек в мире, который мог помочь мне забыть провал -и страх - одной магией своего присутствия», -вспоминал Дали.Наконец старания Гала увенчались успехом - у них появились деньги. Но даже когда один из меценатов выписал чек, деньги с трудом удалось получить - Дали вдруг овладела безумная идея, что служащий банка съест чек вместо того, чтобы выдать наличные. Гала стоило немалых трудов убедить Дали в абсурдности такого предположения и заставить протянуть чек в окошко.


Когда появились деньги, Гала взяла на себя новый ежедневный труд - она создавала условия, необходимые для творчества Дали. «Целыми днями Гала пропадала у торговцев красками, антикваров и художников-реставраторов, скупая у них кисти, лаки и все прочее, что понадобится мне в тот день, когда я, перестав наконец обклеивать свои полотна лубочными картинками и бумажными обрывками, всерьез займусь настоящей живописью».Другое, не менее возвышенное посвящение Дали делает к своему роману «Скрытые лица», который пишет на французском языке в 1943 году: «Гале, которая постоянно была рядом, пока я писал, помогая, как добрая фея, моему душевному равновесию, прогоняя саламандр сомнений и придавая сил льву уверенности. Гале, вдохновлявшей меня благородством души, Гале - зеркалу, отражавшему самую жестокую из геометрий той эстетики чувств, что руководила моей работой».

В дополнение ко всем этим великолепным наименованиям (прописными буквами их выделяет сам Дали), художник называет свою жену «единственной мифической женщиной нашего времени». На всех полотнах он ставит теперь подпись «Гала-Дали» и не устает повторять, что дает имя «главной правде» своего существования, ибо без его двойника Гала «Дали больше нет». «Самое главное на свете - это Гала и Дали. Потом идет один Дали. А на третьем месте - все остальные, разумеется, снова включая и нас двоих».Гала занимает огромное место на картинах Дали. «Атомная Леда», «Тайная вечеря» (где в лике Христа угадываются черты лица Гала), «Мадонна Порт-Льигата», «Моя жена Гала, обнаженная, смотрит на свое тело», «Параноические превращения лица Гала», «"Ангелус" Гала», «Портрет Гала с двумя ребрышками ягненка, балансирующими на ее плече» - лишь самые известные из них. Последняя картина вызвала горячие расспросы американских журналистов - откуда такое сочетание? «Я люблю свою жену и люблю отбивные, и не вижу причины, почему бы мне их не изобразить вместе», - не задумываясь ответил Дали. «А почему отбивные сырые?» - не унимались журналисты. «Потому что Гала тоже сырая, а не жареная», - логично ответил художник.

Теперь уже не надо было бегать по галереям и предлагать приобрести за бесценок картину Дали - состояние четы насчитывает миллионы долларов. При этом Дали настаивает на необыкновенной честности Гала в денежном вопросе: «Ибо без безупречной щепетильности Галы, стерильной, словно после тысячекратной терпеливой перегонки, и при ее непоколебимой привычке уважать реальные установленные цены я мог бы с легкостью и без всякого мошенничества невероятно приумножить и без того уже золоченые результаты своего прославленного параноидно-критического метода».Маленький домик в Порт-Льигате превратился в огромный лабиринт - к нему постоянно пристраивались всё новые и новые помещения, воплощавшие самые смелые дизайнерские замыслы пары Гала - Дали. К сожалению, здесь царит уже не такая идиллия, как прежде-к старости Гала стала совершенно невыносима, агрессивна и деспотична. Она потеряла всякий интерес к мужу, что привело его в состояние глубокой депрессии.

Гала умерла в Порт-Льигате, но завещала похоронить себя в Пуболе, замке, подаренном ей Дали в 1970 году. Он находился в 80 км от Порт-Льигата, но по испанским законам, берущим свое начало в Средневековье, когда повсюду свирепствовала чума, перевозить мертвое тело без специального разрешения было запрещено. Тогда сиделка с водителем завернули труп в одеяло и поместили на заднее сиденье машины - если бы их остановила полиция, можно было сказать, что они ехали в больницу и мадам Дали умерла по дороге.Погребение состоялось 11 июня 1982 года, на следующий день после смерти. Гала лежала в своем любимом красном бархатном костюме от Шанель, а гроб был накрыт прозрачной крышкой. Дали не хотел покидать жену даже теперь и остался в Пуболе. Здесь он пишет свою последнюю большую картину под названием «Три прославленных тайны Галы». На следующий год в Мадриде и Барселоне должны открыться две выставки художника, и он пишет предисловие к каталогу под названием «Божественная Гала»...