Карта сайта
Соцреализм - условный жанр советского искусства. Художники, поэты, скульпторы, писатели, драматурги.

Эвита Перон - Робин Гуд по-аргентински




Эва Дуарте де Перон всегда с особой гордостью подчеркивала, что она - выходец из народа. Она не понаслышке знала, каково это - жить за пределами славы, власти и богатства, и сделала всё, чтобы больше никогда не возвращаться в тот мир, где ей пришлось существовать до встречи с Хуаном Пероном. Ее пламенные речи и необузданное стремление к изменению системы привели к тому, что среди миллионов поклонников нашлись такие, кто стал ее обожествлять, веря в чудодейственные способности «святой Эвиты».

Вполне сложившийся стереотип: Эвита Перон - этакий Робин Гуд по-аргентински, да еще и в женском обличье. Она и вправду стремилась помогать неимущим, - делая это за счет более обеспеченных людей. В ответ ее ждала безграничная благодарность бедняков, - и весьма ощутимая нелюбовь представителей высших слоев общества и государственной элиты.В июле 1946 года, когда Хуан Перон занял пост главы государства, Эвита должна была занять место почетного председателя Благотворительного общества, отражавшего в большей степени интересы оппозиции. Аристократки, заправлявшие в обществе и видевшие в супруге президента угрозу своим интересам, не желали видеть ее в этой должности. Дамы не могли и помыслить, чтобы Эва Дуарте, имеющая жуткое прошлое - работа актрисой, связи с разными мужчинами, - стала ими командовать.

 

Однако прямо отказать Эве Перон они тоже не могли -традиция есть традиция. Решив обхитрить молодую и неопытную первую леди, дамы направились к ней на прием, рассчитывая сделать так, что Эвита откажется от председательства сама. Та вышла к ним с двухчасовым опозданием и ответила на надменность и высокомерие еще большей надменностью и высокомерием. Накануне агенты доставили Эве перехваченное письмо одной из дам, адресованное писательнице Дельфине Бунхе де Гальвес. В письме, весьма нелестном для Эвиты, фигурировали совершенно неприличные эпитеты. Тонко дрожа от гнева, Эва Перон отказалась от предложенного ей в весьма нелюбезной форме поста председателя, заметив, что ей некогда и не по душе пить чай с булочками и играть в бридж. Спустя несколько месяцев декретом исполнительной власти общество было закрыто, а его имущество конфисковано в пользу государства. Взамен был создан Фонд социальной помощи под руководством Марии Эвы Дуарте де Перон. Сирот, что работали в Благотворительном обществе и шили платья знатным дамам, чтобы прокормиться, Эва отправила в школьные лагеря, а многих вполне удачно выдала замуж, став на свадьбах посаженной матерью.

Эва стала для народа не просто благодетельницей, в ее лице каждый обездоленный видел спасение и надежду. Иногда народная любовь, окружавшая первую леди, доходила до крайностей: латиноамериканский темперамент заставлял людей видеть в ней не живого человека из плоти и крови, а настоящую святую.По слухам, Эвита имела привычку поцеловать денежную купюру и пустить ее по ветру в толпу бедняков. В семьях, завладевших такой банкнотой, последняя приравнивалась к святыне: ее ставили во главе стола в рамке, а рядом всегда стоял портрет Эвиты, лежали полевые цветы и горели свечи.

В книге Томаса Мартинеса «Святая Эвита» приведен список вещей, до которых Эвита Перон дотрагивалась, - их сохраняли, как церковные реликвии. Среди таких «экспонатов» были: след от губной помады на бокале - из этого бокала Эвита пила шампанское на банкете в театре «Колон»; мумифицированная канарейка - подарок Эвиты доктору Кампоре, бывшему некогда председателем Палаты депутатов; пряди волос первой леди, которые были срезаны уже после ее смерти. Причем некоторые ювелирные магазины и сегодня предлагают покупателям украшение в виде волоса Эвиты, заключенного в драгоценное обрамление, -на счастье. Цена оговаривается с покупателем лично.Итак, Эвита на самом деле стала для своего народа «святой» - недаром ее тело после смерти было мумифицировано и выставлено на всеобщее обозрение.