Карта сайта
Соцреализм - условный жанр советского искусства. Художники, поэты, скульпторы, писатели, драматурги.

Эвита Дуарте де Перон оставалась исключительной женщиной для своей страны




И все же большая часть населения была без ума от Эвы Перон. Один испанский журналист, желавший написать книгу о первой леди, говорил: «Она была правдивой и страстной. Ее выступления в защиту тех, кто внизу, были искренними. Не думаю, что это было продиктовано чувством социальной мести, приписываемой ее происхождению. Она познала социальную несправедливость на личном опыте до того, как встретилась с Пероном, и повела борьбу против нее с убежденностью, присущей любому крупному политику. Ею двигало не чувство обиды,асоциальная память"».

Между тем, многие историки и политические исследователи не устают намекать, а порой и прямо высказываться о несостоятельности Эвы Перон как политической фигуры. Дескать, ее успех - это успех Перона, его власти и его правительства, а ее речи не содержат ни одного ее собственного слова. В 1970 году, уже после смерти всенародной любимицы, Хуан Перон заявил: «Ева - мой продукт. Я ее подготовил, чтобы она сделала то, что ей было поручено. Она была нужна в социальной области. И ее работа там была чрезвычайно полезной.... Ева обладала особыми способностями. С ней я добился того, чего не мог сделать с другими». Итак, выходит, что оценив рвение молодой жены быть полезной ему и его народу, президент лишь грамотно этим воспользовался. Современные политики придерживаются того же мнения. К примеру, Маргарет Тэтчер как-то отметила: «Если такая женщина, как Эва Перон, не имевшая решительно никаких идеалов, смогла столько сделать, подумайте, сколько смогу сделать я, с теми идеалами, которые у меня есть». Возможно, мнение госпожи Тэтчер складывалось из других убеждений, которые были озвучены соратниками Эвы: «Эвита была той женщиной из народа, которая встала рядом с Пероном, не имея ни политического опыта, ни предрассудков». Некоторые авторы, например Сильвия Сигал и Элисео Верона, и вовсе считают, что Эва была всего лишь марионеткой в опытных руках мужа, вещая с трибун то, что ей велел Перон.

Как бы то ни было, Эвита Дуарте де Перон оставалась исключительной женщиной для граждан своей страны. Ее словам верили миллионы, за нее были готовы отдать жизнь; она была для большинства аргентинцев святым воплощением справедливости. В одной из газет перонистов были напечатаны такие строки: «Эвита сделала для своей страны то, чего не мог сделать ни один посол. Сегодня все страны ожидают вести любви и мира и шумно требуют ее вмешательства, которое положит конец нищете и голоду во всем мире».Увы, славу и всенародное обожание оборвала преждевременная смерть «святой Эвиты». Один из современников отметил: «Она была очень влиятельной женщиной при жизни, и она стала еще более влиятельной после смерти».