Карта сайта
Соцреализм - условный жанр советского искусства. Художники, поэты, скульпторы, писатели, драматурги.

Cудьба первой леди Аргентины




Среди исторических персон XX века мало кто может сравниться с Эвой Перон: по тому, как ее любили -слепо, страстно и безоглядно; и по тому, как ее одновременно ненавидели.О судьбе первой леди Аргентины спорят уже полвека, но еще никому не удалось раскрыть загадку притягательности этой необыкновенной женщины, давно уже ставшей легендой. Прожив тридцать три года, она оставила после себя множество историй и загадок. Но - тело ее было забальзамировано, а громким именем продолжали пользоваться, чтобы вершить судьбы целого народа. Для Аргентины она была «святой Эвитой», «духовным лидером нации» и «принцессой всех униженных и оскорбленных». Она несет эти титулы и поныне.


Лос-Толдос - небольшая деревушка в 240 километрах от Буэнос-Айреса, где 7 мая 1919 года появилась на свет малышка по имени Мария Эва Ибаргурен, впоследствии Дуарте. Родителями девочки были кухарка Хуана Ибаргурен и владелец скотоводческой фермы «Чивилькой» Хуан Дуарте. У маленькой Эвы имелись три сестры -Элиза, Бланка и Эрминда, - а также брат Хуан.Хуана была дочерью баска, женщиной невысокого роста, с незапоминающейся внешностью,но она обладала одним верным преимуществом - невероятной силой воли. В ее планы не входило всю жизнь оставаться служанкой, и девушка решила соблазнить хозяина фермы, на которой она работала, чтобы добиться положения в обществе. Ее нисколько не смущало, что Хуан был женат. Победа в битве с законной супругой Эстрель Грисолией осталась за Хуаной, когда родился пятый ребенок - Мария Эва. Служанка стала полноправной хозяйкой в доме. Две семьи - явление в те годы привычное. По крайней мере, такое положение дел устраивало Хуана, которого мало заботило общественное суждение. Да его и не было.

Хуан был не самым рачительным хозяином и не платил кредиторам вовремя. Поэтому, когда в 1926 году он умер - по разным сведениям, от чрезмерного употребления алкоголя или в автомобильной аварии, - к его наследникам сразу же явились за расплатой. Была распродана вся мебель из дома, где фермер жил со служанкой и их детьми. Законная супруга предъявила права на наследство, оставив, таким образом, Хуану с отпрысками без средств к существованию.Хуана поняла, что никогда больше не желает быть простой служанкой, и переехала с детьми в Хунин - окрестный городок. Умело всё рассчитав, она обратилась за помощью к одному из друзей покойного Хуана. Друг, попавший в амурные сети дамы, не отказал в помощи. Он сделал так, что один из домов, где раньше располагался игорный клуб, стал семейным пансионом Хуаны. Хозяйкой она была хорошей, а готовила, надо признаться, великолепно. Все в округе были довольны. Чтобы окончательно утвердиться в обществе и забыть о своем происхождении, Хуана выдала дочерей замуж, подобрав им достойные партии. Вскоре Элиза и Бланка стали, соответственно, женами офицера и земледельца, а Арминда - супругой лифтера. Сын был отправлен в армию. Семейство Хуаны, казалось бы, стало вставать на ноги. Но младшая дочь смешала родным все карты.

В жизни юной Эвы всё перевернулось, когда в одиннадцать лет она исполнила роль в школьном спектакле «Вперед, студенты!». Девочка приводила мать в отчаяние тем, что совершенно не желала учиться хорошим манерам, чтобы в дальнейшем найти себе выгодную партию. Эву куда больше интересовал мир кино, театра и моды. Она не только наряжалась в одежду своих сестер, что автоматически делало ее старше, но и зачитывалась журналами об известных актерах. Она мечтала не об одном обожателе, а о тысяче поклонников.Однажды с маленькой Эвой произошел случай, который едва не лишил ее грез о мире кино. В двенадцать лет девочка неаккуратно подвинула ручку кастрюли с кипевшим маслом и всё содержимое оказалось на ее лице и руках.Врачи предрекали юной мечтательнице множественные ожоги, но, когда прошло необходимое время и повязки были сняты, кожа девочки, ко всеобщему удивлению, была чистой и белой, словно ожоги ее и не коснулись.
 

Закончив с опозданием обучение, девочка заявила матери, что мечтает стать актрисой. Отправившись в Буэнос-Айрес (очевидно, без материнского на то согласия), она поселилась на улице Рибамба. Ей было пятнадцать лет.Профессионального образования у юной авантюристки не было никакого, но уже в 1935 году она начала работать в актерской труппе. Эта труппа выступала в маленьких столичных залах и в близлежащих городах. Подобных коллективов в те годы было немало.Дебютом Эвы становится комедийная постановка «Сеньора де Перес», которая состоялась в марте 1935 года на сцене Театра Комедии, где ей досталась совсем незначительная роль горничной. Увы, сразу за дебютом последовало разочарование: вскоре труппа отправилась гастролировать по другим городам, и Эву в это турне никто не пригласил...

Спустя некоторое время девушка познакомилась с владельцем журнала «Синтония» Э. Картуловичем, который не только обеспечил начинающую актрису нужными связями в театральном мире, но и поспособствовал тому, что ей досталась, наконец-то, роль в кино. «Не хватило нескольких секунд» - такова была первая работа Эвы Дуарте (так она стала называть себя, переехав в столицу, хотя формальных прав на эту фамилию у нее не было); «Атака храбрецов» стала второй. «Антенна», «Радио-ландия» и «Гьон» - на обложках этих журналов девушка стала появляться всё чаще и чаще.А уже в 1937 году актриса блеснула в картине режиссера Кас де Круса и выступала на радио в постановке пьесы Мануэля Феррандаса Кампоса. В 1938 году в театре «Политема» состоялась премьера пьесы «Новая колония» Пиранделло, где Эва исполняла хоть и не главную, но уже вполне серьезную роль. Следующим местом ее работы на три года стала театральная труппа Э. Кироги, в составе которой Эва играла в постановке «Рынок любви в Алжире» театра «Астраль».

Начинающая звезда прилежно работала над своим образом: красила волосы в золотистый оттенок, столь редкий в Латинской Америке, а оттого крайне модный, и ежедневно выполняла упражнения, чтобы хоть немного вытянуться: в те годы рост девушки составлял 1 метр 55 см, что для актрисы было маловато. Увы, поспорить с природой Эве не удалось, что она вполне успешно обошла извечными женскими хитростями: делала высокую прическу и всё время носила каблуки. На безобидную юную красавицу Эва никак не походила; ее воспринимали как статную даму, умудренную опытом и с устоявшимся мировоззрением.Продолжая строить карьеру, девушка постоянно принимала участие в прослушиваниях, а когда ей делали замечания по поводу ее игры, пропускала критику мимо ушей. Она не умела изображать печаль, боль, радость, - все ее сцены походили на дерзкий вызов, с надрывом в голосе и яростью в глазах. Она делала всё, как хотела, и никого не слушала.Тем временем мать Эвы была крайне встревожена тем, что девушка находится так далеко и совершенно не поддается родительскому влиянию. Чтобы хоть как-то контролировать непокорную дочь, Хуана отправила к Эвите ее брата, двадцатипятилетнего бездельника, который должен был следить за непутевой сестрой. Единственным увлечением Хуана были молоденькие девушки. Для Эвы это стало проблемой: пока она сама целыми днями обивала пороги в попытках нанять импресарио и бегала на свидания, ей на голову свалился братец, которого сложно было заставить работать, но нужно было как-то содержать. В итоге, чтобы прокормиться, Эва решает выступать в клубах. «Золотой порт», «Табарис», «Гонг» - места, где собирались высшие слои аргентинского общества, а незатейливые песенки в исполнении певцов и певиц служили лишь фоном. Но пока Эвите было этого достаточно - ведь у нее была публика.

Благодаря контракту с компанией «Гереньо» в 1938 году Эва стала рекламировать на радио мыло, и ее заинтересовала постоянная работа в эфире, где ее могли услышать все граждане огромной Аргентины. Девушка отправилась на прослушивание. Как обычно, вердикт был неутешительным: все считали, что Эва чересчур эмоциональна и слишком громко говорит. Ей довольно быстро указали на дверь, но соискательница не сдавалась, требуя позвать директора. Хайм Янкелевич, руководитель радио «Бельграно», был человеком весьма занятым, но столь яростное сопротивление заставило его уделить Эве какое-то время. Янкелевич быстро понял, что из девушки не получится радиоведущей, и предложил ей стать... его секретаршей. Реакция собеседницы оказалась подобна извержению вулкана. Она рвала и метала. Актриса не может быть секретаршей! Совершенно уничтоженный, директор отважился разрешить Эве вести придуманный ею же цикл радиопередач «Героини в истории», посвященный великим женщинам, где она с огромным удовольствием играла знаменитых правительниц и актрис.


Ее жизнь изменилась окончательно после прихода к власти полковника Хуана Доминго Перона, возлюбленного, наставника и покровителя молодой артистки. Эва начинает использовать эфирное время, чтобы воздать хвалу любимому мужчине, и на первый план в ее карьере выходит политика. В 1944 году, по инициативе Хуана Перона, Эва становится диктором новой политической радиопередачи «Навстречу лучшему будущему», выходившей в эфир несколько раз в неделю. Нищета - вот главная тема; нужда, печали и лишения - сопровождают каждое письмо, которое приходит на радио с просьбой оказать содействие в какой-то проблеме. Эва начинает лично отбирать письма, приглашает в студию обиженных и обездоленных, рассказывает о проблемах каждого с таким пылом, будто сама оказалась в подобной ситуации. Если первоначально выпуски занимали в эфирной сетке пять минут, то спустя какое-то время программа длилась уже полчаса. Ведущей предоставили личный кабинет. Эва окончательно перестала мечтать о перевоплощении в известных героинь, отныне она сама стала героиней.