Карта сайта
Соцреализм - условный жанр советского искусства. Художники, поэты, скульпторы, писатели, драматурги.

Биография Елены Дьяконовой (Гала)




Живя рядом с гением, трудно сверкать так же, как он. Обычно женам знаменитостей достаются лишь повседневные хлопоты да все те недостатки, которые муж тщательно скрывает на людях и являет во всей красе в домашнем кругу. Гала смогла опровергнуть этот стереотип -возможно, потому, что сама способствовала рождению гения из молодого художника, страдающего от своих комплексов, а еще раньше -рождению знаменитости из скромного юноши, пишущего стихи. Кто-то люоит приходить на всё готовенькое, Гала предпочитала воспитывать гениев сама.

 

Но в чем заключается подобное воспитание? Сохранилось два противоположных свидетельства об отношении Гала к Дали. Одно из них принадлежит журналисту Фрэнку Уит-форду: «Беспомощный в житейском отношении, чрезвычайно чувственный художник был пленен жесткой, расчетливой и отчаянно стремящейся вверх хищницей, которую сюрреалисты окрестили Гала-Чума. О ней говорили также, что ее взгляд проникает сквозь стены банковских сейфов. Впрочем, для того чтобы выяснить состояние счета Дали, рентгеновские способности ей были не нужны: счет был общим. Она просто взяла беззащитного и, несомненно, одаренного Дали и превратила его в мультимиллионера и "звезду" мировой величины... Гала удалось добиться того, что их дом начали осаждать толпы богатых коллекционеров, страстно желавших приобрести реликвии, освященные гением Дали».Другое свидетельство можно счесть предвзятым, поскольку оно принадлежит сестре героини Лидии, однако не доверять ему тоже нет причин. После своего визита к супругам Лидия пишет, что никогда не видела более «нежного и трогательного» отношения женщины к мужчине: «Гала возится с Дали как с ребенком, читает ему на ночь, заставляет пить какие-то необходимые таблетки, разбирает с ним его ночные кошмары и с бесконечным терпением рассеивает его мнительность. Дали швырнул часами в очередного посетителя - Гала бросается к нему с успокоительными каплями - не дай Бог, с ним сделается припадок».

Сам Дали утверждал, что Гала спасла его от полного безумия, с ней он познал необыкновенное счастье, ей он обязан своим творчеством и мировым успехом. Вероятно, стоит прислушаться к мнению человека, который провел рядом с Гала пятьдесят три года и с трудом пережил ее смерть.Если рассмотреть биографию Елены Дьяконовой, то кажется, что она полностью подходит под определение «self-made women» - сама построила свою судьбу, сделала себе имя - не только в переносном, но и в прямом смысле слова: яркая, звучная, легко запоминающаяся «Гала» - это не серенькая Леночка Дьяконова! Но в том и состоит оригинальность этой женщины, что «делая себя», она «делала» прежде всего других - своих мужей, спутников жизни. Знаменитый французский поэт Поль Элюар, одно из главных имен французской поэзии XX века - достиг бы он своей славы без Гала? Без постоянной поддержки, дающей вдохновение, а главное - без того первого шага к известности, который сделала за него именно она, заставив стеснительного юношу, сына торговца, отправить свои стихи в издательство. «В один прекрасный день, моя девочка, станет совершенно очевидным, что вся моя жизнь - и сверх того, всё, что я думал, говорил, делал, - зависела от тебя, ты отвечаешь в ней за всё, в самом деле, отвечаешь. Твой навеки», - писал он ей спустя несколько лет после расставания.

Однако стеснительность юного Элюара не идет ни в какое сравнение с теми страхами и комплексами, которыми был обуреваем молодой Сальвадор Дали. Он сам признает, что находился на грани безумия, о мировой славе нечего было и мечтать, кроме того, в двадцать пять лет он еще не знал женщин - и вдруг явилась Гала и дала ему сразу всё. «Она стала рассматривать меня как гения, - вспоминал Дали. - Полусумасшедшего, но обладающего большой духовной силой. И чего-то ждала - воплощения ее собственных мифов. Считала, что я, может быть, смогу стать этим воплощением».Разительную перемену к лучшему после встречи с Гала отмечают и современники Дали. Поэт и меценат Эдуард Джеймс писал о своем друге: «Он женат самым традиционным образом и сейчас самый благополучный человек на свете, а не тот неврастеник на грани срыва, которого мы все знали. Какое счастье для художника найти идеальную жену. Такое бывает один раз из ста. И случилось с Дали. Думаю, будущее его радикальным образом переменится».Муза, жена, возлюбленная, нянька, секретарь, менеджер - как одной женщине удалось сочетать все эти роли? Кто она такая, эта таинственная Гала, вершившая судьбы художников и поэтов?

Елена Ивановна (Дмитриевна) Дьяконова родилась 26 августа (8 сентября) 1894 года в Казани. Еще в XVIII веке столица крупной Казанской губернии считалась культурным и научным центром Поволжья - именно здесь открылась первая в России провинциальная гимназия и знаменитый Казанский университет, старейший после Московского и хранящий его традиции. В городе был свой театр и многочисленные любительские труппы - на сцене одной из них за четыре года до рождения Лены Дьяконовой впервые выступал 17-летний Федор Шаляпин, тоже уроженец Казани. По улицам города ездила конка, а вскоре появился и электрический трамвай, и электрическое освещение. В общем, нельзя сказать, что Казань была глухой провинцией, но Лене Дьяконовой местный быт был не по нраву. Ее отец служил мелким чиновником, а она мечтала о яркой, необыкновенной жизни - и прежде всего о новом имени. Несмотря на красивое звучание, «Елена» ее не устраивала - вероятно, потому, что в ту эпоху подобное имя наводило на мысль о Елене Прекрасной, героине древнегреческих мифов. Из-за красоты этой женщины разразилась десятилетняя Троянская война, а десятилетняя Леночка никак не могла похвастаться красотой. «Она в семье своей родной казалась девочкой чужой» -эти пушкинские строки вполне можно отнести к Лене Дьяконовой. Малышка росла довольно нелюдимой и предпочитала жить в своих мечтах. И вдруг всё в одночасье переменилось.


Лене было одиннадцать лет, когда умер отец. Мать вскоре вышла замуж за адвоката Д. И. Гом-берга, и семья перебралась в Москву. Девочку отдали в женскую гимназию В. В. Потоцкой, которая по тем временам считалась довольно либеральной.В гимназии Елена подружилась с Асей Цветаевой - младшей сестрой Марины, будущей знаменитой поэтессы. Дом Цветаевых в то время был широко известен в московских кругах - готовился к открытию Музей изящных искусств (ныне Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина), инициатором создания и первым директором которого был Иван Владимирович Цветаев.Для провинциальной девочки это был совершенно новый, восхитительный круг общения. Она проводила у Цветаевых все воскресные вечера. «Мы сидели в воскресенье, в субботу вечером с ногами на Маринином диване в ее маленькой комнате и рассказывали друг другу всё, что хотелось, подумалось, было... Мы рассказывали о нашем детстве в России, о годах и друзьях за границей», - вспоминает Анастасия Цветаева. Возможно, именно в эти вечера зародилось в сердце казанской девочки стремление к красивой жизни, желание войти в круг знаменитых людей, которое она потом с таким блеском воплотила в собственной жизни: «...Когда на Маринином диване мы говорили о будущем - путешествия, люди, зовущие гудки поездов, - Галя слушала Марину, точно глотала живую воду». (Интересно, что Анастасия Цветаева называет подружку Галей - то ли это аберрация памяти, в которой отложилось более позднее, ставшее всемирно известным имя, то ли действительно близкие люди, с подачи матери, звали девочку Галей, невзирая на полученное при крещении имя Елена.)


Елена с отличием заканчивает гимназию и получает диплом учительницы. Отчим, Дмитрий Иванович Гомберг, стремился дать девушке блестящее образование. Она уже обладала знаниями, достаточными для светского общества, - свободно говорила по-французски, разбиралась в живописи и литературе, - и, возможно, продолжила бы учиться, если бы не проблемы со здоровьем. В 1912 году у 16-летней Елены обнаруживают туберкулез-довольно частую, но от этого не менее опасную по тем временам болезнь. В Швейцарии можно было найти санатории на любой вкус и кошелек: от шикарных резиденций до скромных корпусов. Мать и отчим выбрали санаторий Клавадель недалеко от Давоса. Елена едет одна - это весьма неприлично по европейским меркам, девушку должна сопровождать если не мать, то хотя бы служанка или компаньонка, но Елена очень гордится своей независимостью. Первое, что она делает - навсегда отказывается от имени, данного ей при крещении. С этой минуты она только Гала - с ударением на последнем слоге, что придает домашнему имени новый, яркий и праздничный оттенок (gala - по-французски «торжество, празднество», выражение «гала-концерт» вошло и в нашу речь).Именно здесь, в Клаваделе, ее ждет знакомство с Эженом Эмилем Полем Гренделем, будущим великим поэтом Полем Элюаром, которое изменит ее жизнь навсегда...